До буя дошли быстро, по поверхности, а потом пошли по концу буя вниз. Несколько раз пришлось останавливаться, продувать уши. А волна уже была 1-1,2 м, поэтому плохо продувалось. Вода на поверхности теплая, но чем глубже, тем холоднее, почти суп. И только у дна была прозрачна, но очень холодная, где-то градусов 10С, может меньше. Глубина 23 метра. Хотя гидрографы, сказали, что буй сброшен +/-20 метров от цели, оказалось, что груз буя лежит примерно в метре от борта.

Начали осматриваться. Оказалось - старый буксир, по самую палубу осел в грунт. По корме еще виден сектор руля. Над палубой расположены поперек три буксирных дуги. За третьей дугой, уже на надстройке стоят два спаренных штурвала, обросших мелкой мидией. За ними, метр-полтора, остатки трубы, была наверно выше, Все это представляло остатки палубной надстройки. Конец трубы возвышался приблизительно на 6 метров над грунтом (Тогда они еще не знали что найденное судно - немецкий пароход "Дюренштайн" - Прим. ред.).

Дальше я не успел осмотреть. Моя напарница, Латарцева, стояла у грузила буя, где мы опустились и я поплыл к ней. У меня начались сильные боли в животе. Сказалось, во-первых, слишком быстро после обеда пошли под воду, во-вторых, наверно наглотался воздуху, когда продувал уши и в результате боль в желудке. Когда шли на верх, Латарцева меня все время сдерживала, так и надо было, чтобы всплывали не быстрее пузырьков, но боль была острая.