Загрузив кувалдой и остальными железяками ведро, пошли наверх. 16 минут длилась на глубине 15 метров эта пытка холодом. В этом году вода очень холодная на дне. После нас сходило еще две пары и наконец был отдан приказ: "Взять курс на Ильичевск".

Сейчас уже четвертый час, скоро будет запоздалый обед. Сразу же по приходу в базу, пойдем закупать дополнительную порцию продуктов и тогда сможем пойти на восток: Тендра - Кинбурн- Очаков- Николаев. А пока, как всегда, капитан поручил мне оформить у пограничников "отход" из Ильичевска. НО поскольку была суббота, то ближайший катер, который отойдет на другую сторону лимана будет только в 19.00. И мне пришлось взяв папку с документами и береговую одежду, ждать у причала. Капитан был в это время на лоцманском катере "Морской" и увидев меня, причалил туда же. Там, в кают-компании, мы, поскольку уже можно было, выпили по два стаканчика вина (алжирский заборокраситель) закусили тушенкой и - прозевали катер. Выскочили на палубу, закричали, замахали и он вернулся за мной.

У пограничников все прошло быстро, отметили изменения в судовой роли и я вернулся на тральщик. Здесь уже почти все собрались, не было только Вали Мельниковой и Жоры Тюфякова - они поехали в Одессу, звонить в Николаев. В это время КЭП спустился в радиорубку, чтобы запросить, когда можно зайти в лоцманскую и попращаться со своими друзьями. Наконец он включил рацию и вышел в эфир:
"Радио-15" я "Анатолий Елкин" прошу выйти на связь",
и в ответ:
"Толя, поднимайся наверх, я сейчас подойду!"
Мы рассмеялись такому неожиданному ответу и капитан, захватив балычек и вина пошел наверх. Потом вернулся, позвал меня, сказал, чтобы я захватил поднятый нами иллюминатор в подарок лоцманам и пошел вместе с ним. Когда подходили к лоцманской будке, подошел "Морской" вместе с лоцманом Константином Андреевыми и мы все вместе поднялись наверх, в лоцманскую будку.

Там, наверху, поговорили о лоцманских делах и я уже хотел вернуться на тральщик, но меня остановили. Стол уже был почти накрыт и спустя несколько минут, мы все сели за прощальный ужин. Сервировка была проста и по-мужски хороша. Тост следовал за тостом: за дружбу, за море, за нас, за вас. Пока мы сидели